Усик Маркосян (markosyan_usik) wrote,
Усик Маркосян
markosyan_usik

"Путешествие длиною в жизнь"

DSC_6566
Однажды, много лет назад, мне, молодому специалисту только что после окончания Ереванского горного института и  отправленного на севера  в Тюменской области по направлению на три года, (тогда еще Советский Союз) совершенно не знающего  русского языка и не понимающего даже географического места своего пребывания, на втором месяце нахождения в  этих снежных краях, сказочным везением  спасался в чуме у оленеводов от неизбежного смерти.
Было это так. 
Согласно направление я должен был работать в инженерном должности в геологическом экспедиции базирующая в селе Саранпауль. Однако в первые месяцы, из-за отсутствия опыта работы и незнания языка, я по моей согласие проходил испытание в роли помощника буровых работ, то есть делал все, что доверяли мне  в буровой бригаде.
 В один «прекрасный» февральский  морозный день,  в  роли помощника  тракториста, с таким же молодым трактористом как я,  на старом тракторе  перевозили санями обсадные  трубы с одной буровой  точки на другую.  Отъехав далеко от бурового  участка на много десятков километров, среди мелколесье тайги,  резко «зачихал» и  заглох наш  трактор. После часа поиска неисправности, обнаружили причину поломки и отчего пришли в ужас.   Оказался тракторист по не осторожности оставил кран от топливного бака полуоткрытым, и топливо вытекло из бака  на снег, пока мы счастливо ехали.
Для нас молодых и неопытных на тридцатиградусном морозе, легко одетых, без еды и вообще без опыта в подобных условиях, это была катастрофа.
После часа – два замерзание догадались сделать костер, и с трудом собрали дрова и еле сожгли его. Прошло много часов,  начало темнеть, костер только грел лицо и руки, собранные с  трудом сучки дерева быстро заканчивались. Сходить за дровами уже не было  сил,  глубокий рыхлый снег осложнял наш поход, а отсутствия топора в тракторе  нас лишал возможности рубить дерево.
Окутываясь тем шмотям, что оказалось в кабине трактора, и рваном куском брезентовым чехлом от радиатора, мы плотно прижимаясь друг к другу теряли сил дальше сидеть. Перемороженное наше тело тянулось в горизонтальное положение, утяжеленные веки глаз  закрывались  сами по себе. Сон овладевал всю ослабевшую телу, подла заманивая перейти в царство бложенсвенних снов, возможно вечных и последних. Но только треск часто ломающие ветек от ближайших древен от мороза, испугая нас в каждый раз заставляя стрястись по всему телу, не дали замкнут глаза.
Вдруг,  непонятно в сне, или это было в наяву,  со стороне мелколесье, прорывая траншеям в глубоком снегу показалась приближающаяся оленья упряжка. Они появлялись словно как посланцы с того мира в обличье сказочного «Деда Мороза». В  упряжке  было запряжено четыре оленя, на их  шее и туловище были завязаны разноцветные фантики. Олени с трудом дышали, высунув наружу свои языки и пуская облака пара вокруг себя. С обеих сторон упряжки, виляя хвостами, стояли маленькие собаки,  с добродушными взглядами, показывая расположенность к нашему общению.  На санях, полусидя,  красовался  обутый в непонятную мне обувь с мягкой кожаной подошвой и завязанными до колена красными шнурками с всякими узорами, он, «Дед Мороз». Часть одежды "Деда Мороза" была вывернута с оленье кожей наружу.
     По следам первого тут же появилась вторая  «Дед Морозовская» упряжка.   В полусонном и полу умершем состояние показалось мне "Они" пришли нас увезти в иной мир, к чему я не хотел даже мысленно сопротивляться.
К нашему счастью "посланцы" были реальные люди, пастухи оленеводы, чей дом- чум  был здесь не далеко.  После их появление, через два минуты наш потухший костер разгорелся красными большими языками огонь разогревая нас спереди и замершие части сзади. По их рассказам, они слышали звук проезжающего мимо трактора и слышали, как он заглох.   Так и не дождавшись запуска техники, подозревая неладное,   они решили проверить. Именно этим поступком   спасли нас от верного замерзания.
 Понимая наше  положение, оленеводы пересадили  нас по-одному на упряжки, и  повезли к себе в чум.
Сидя на упряжке, еле держась руками за сани, чтобы не упасть в полудреме, жуя отданный кусочек вяленого оленого мяса,  укутанные шкурами оленей и сеном, посматривали на  мрачный лес вокруг себя, я  восхищался этими не высокого роста  сказочными людьми.  За их умение  ориентироваться  в темном лесу,  легко управлять оленями  длинной палкой, чувствовать в этом суровом лесу уверенно.  Эти чудо-люди поразили меня в тот момент.    Тот участок,  от потухшего костра до чума,  был счастливым концом трагической случии.
Для нас, спасенных, оленеводческий  чум  стал родным и уютным домом на несколько дней, пока  мы жили  в ожидании отправленной на наш поиск  техники с экспедиции.
  Хот и прошли с тех пори больше три  десяток лет, помнится как вчерашний день ночлег в чуме укутанное в оленях шкурах, открытое звездное небо  в чуме,  уходящие искры огня через трубу печки к звездам и гаснувшихся не добравшихся до них, огромная металлическая печка передающая нам свое тепло и надежд. Женщины - чум работницы, одетые в национальные костюмы, постоянно занятыми чумовскими делами тих шептавшая под носам.  Меняющие друг друга несколько оленеводов разговаривающие на чужом мне языке комы..
Вспоминаю с благодарностью как  два дня нас напаивали каким то растворами, втирали наш бесчувственные  тело какими то жирами….
Вспоминается их богатый стол всякой едой.  Отмененный вкус конфетам "Кара кум", кофе "Пеле", индийский чай желтой упаковкой с слонам,  сгущенное молоко с банки,  варенного оленье мясо, и много чего с их стола,  до сих пор вспоминается..
Из-за  всякого дефицитного советского и разное импортного еды, тогда казалось этот чум оазис благополучие, и рай в тех снежных просторах.
Женщины чумработници готовили еду, какие то еще работы, и даже сами носили дрова для печки и топили.  Не уважительно тогда мне казалось, что мужчины при этом лежали двое или трое рядом печки.
Тот случай не прошел бесследно. Трактористу Юре меньше повезло, замороженные  пальцы ног по приезду в село, ампутировали. Но отсутствия палцы на ногах не помешал ему женится, завести детей, и продолжать жить.
Для меня тот случая стало хорошим уроком на всю жизнь.
Проживая в этих, когда-то кажущихся мне суровых краях, но уже давно ставший привычном, в прошествии многих лет, со временем достигая многому чему, и одно из главного пониманию как прекрасен окружающих нас мир, я стал заниматься любительским  фотографированием.
Много лет при любой малейшей возможности приобщатся с оленеводством, этих симпатичных животных, как олени, и все что связано про этих людей, их круглогодичного цикл жизни,  я фотографировал.
 Когда то даже попробовал выпускать фотоальбом, на основе моих фотографии, и текстом с моим пониманием. Но, не получилось, не вышло, и это отдельная история


Путешествие-длиной-в-жизнь_Small_size — копия

А фото остались .. Их много.
Будет несколько пост, если  друзьям интересно, если будет обсуждение..

Оленеводы 374 дней в году круглосуточно пасут своих оленей.  Какое обстановка в мире, в экономике, кризис в мировой или российский, кто их президент, а кто губернатор, что сколько стоить, они не в курсе,  они работают.
Многим читателям покажется  труд оленеводов адским, их жизнь таким же как их труд. Верно покажется.
Иногда с стороне, а иногда поближе изучая их труд, посматривая их ежегодный цикл передвижение с стадами,  жизнь оленеводов я называю: "Путешествие длиною в жизнь"
Фотография не обработаны, не подготовлены. Их у меня тысяча, а время нет, а
показать хочется Вам.
В этом посте не смогу в подробно описать все что связано с оленеводством, у меня нету такой цель.


Ежегодно Саранпаульские оленеводческие бригады в декабре спускаются с гор Приполярного Урала в равнину, в зимние пастбища, которые находятся рядом села Саранпауль в расстояния 100 и более км.
 В начале апреля, когда начинаются оттепели, оленеводы поднимаются  обратно в гори….

В очередной весенний день на моем "Треколе" поехали к оленеводам. Надо было несколько живых оленей забрать с стада и привезти с собой, чтобы потом отправить моему знакомому.
 Именно в эти дни стада одного оленеводческого бригада должна было каслять, кочевать с их зимнего пастбищ в горы.
  фото 1
DSC_5812
3.
DSC_5818
4.
DSC_5821
5.
DSC_5829
6. Оленевод стоит впереди стада, ждет пока все стада соберется. После чего, как он на упряжке уехал, за ними стада торопливо побежало...
DSC_5832
7.
DSC_5834
8.
DSC_5836
9.
DSC_5837
10.
DSC_5841
11.
DSC_5844
12.
DSC_5849
13.
DSC_5854
14.
DSC_5857
15.
DSC_5859
16.
DSC_5860
17.
DSC_5862
18.
DSC_5866
19.DSC_5865
20.
DSC_5943
21.
22.
23.
DSC_5871
24. В этом болоте остановили стаду, чтобы как планировал поймать несколько оленей (на продажу).
DSC_5873
25.
DSC_5878
26.
DSC_5883
27.
DSC_5886
28.
DSC_5896
29.
DSC_5899
30.
DSC_5904
31. Стада кучкуется в один круг, из за чего поймать (арканить) становится легче. Олени вокруг оленеводов  бегают, облегчая их попытки поймать нужного оленя.
DSC_5906
32.
DSC_5908
33.
DSC_5909
34.
DSC_5910
35.
DSC_5911
36.
DSC_5919
37.
DSC_5934
38.DSC_5920
39.
DSC_5948
40. Следующий день, раз как оказался дорога к оленовадам проезжая на легковом машине, и я с директорам оленоводческого совхоза поехали еще раз в чум, по моей просьбе,. Фотографироват, прогулятся, водочки в природе попыть....
 По этой же дороге вчера и сегодня с утра касляли (кочевали) стада,  в горы. Мы оказались сзади стады. На дороге увидели оленя которая еле- еле ходила, а потом безсильно прилегла на снег.
 Мы ее поймали и посадили в Крузер.
DSC_6008
 41
DSC_6010

42.
DSC_6014
43. Часто во время актывного перегона олены не выдержывают средно стадного актывного темпа движение , и отстають, подають.
В санях один из тех оленей.
Возможно олени так косять, прикидиваются. А им потом, то на санях за снегоходам возят, или на Крузерах.
DSC_6022
44.
DSC_6029
45.
DSC_6025
46.

47.
DSC_6033
48.
DSC_6041
49.
DSC_6045
50.
DSC_6051
51.
DSC_6052
52. На "газонах" привозять оленеводам продукты, на летный сезон.
DSC_6054
53. На определенном местах, оленводы устанвливают чумы.

DSC_6060
54.
DSC_6066
55.
DSC_6076
56. Единственный олень в Саранпауле, возможно и в России, которая ехал на Тайоте Ланд Крузер 100. Не хотел входит с машини.
DSC_6080
57. Оленям всегда нежный подход.
DSC_6085
58 Оленя выгрузили с машине на снег. Олень обиделась, что спустили с машине. Оно полежала еще немного, успакоилась, потом встала, сказала "Спасибо Усик!", и пошла в лес, где стада кормилось.
DSC_6088
  59. Обученная оленеводчаская собака не зря кормится у хозяинов. Эти собаки и сторож, и помощник.
 Олень хотела на сторону стырнуть, а тут собака ее дорогу перегородила.

DSC_6092
60. Оленеводческая  собачка  "Шарик" поёт песня о грустном раставание с хозяинам...
DSC_6097
 Продолжение следует:


 
Tags: Саранпауль, оленеводство
Subscribe
promo markosyan_usik april 13, 2015 16:05 221
Buy for 20 tokens
Россия — великая страна, способная дать отпор любому внешнему врагу, что не раз доказывалось историей. Но мы сами себе умеем быть такими коварными врагами, что никакой внешний противник и не сравнится. Статья о том: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”, а на деле…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →