Усик Маркосян (markosyan_usik) wrote,
Усик Маркосян
markosyan_usik

Category:

Под тяжестью груза ишак не упрямится (притча)

Чем больше нагружают осла, тем упорнее он продолжает пахать – молча, не поднимая головы.
С недавних пор, наблюдая такую картину, я вспоминаю наставления отца.

Мне тогда было лет десять – двенадцать. По отцовскому заданию я собирал сено в саду на склоне горы, примерно в километре от нашего дома и, как показал отец, тюковал его руками. Работа эта довольно неприятная, особенно на жаре – сухая трава постоянно попадает под одежду и сильно раздражает тело. Но неприятнее всего было думать о том, как одноклассники, пока я работаю, беззаботно купаются в сооружённой ими яме на реке греются на камнях. Правда, вечером выяснилось, что друзья вовсе не купались, а тоже были заняты домашними делами.

Продолжая работу, я жалел себя: до чего же мне в жизни не везёт. Как назло, сена оказалось много, не зря же отец заставлял меня по вечерам, когда самое время гулять с друзьями, заниматься поливкой.

Получилось больше 50 тюков, по 15 - 20 кг каждый. Отцу - радость, а мне всё это ещё предстояло перевезти домой. Хорошо, что хоть не на себе, а на нашем домашнем "грузовике" - ишаке. Ослик наш очень занятный.

Летом его редко можно увидеть дома, – отец постоянно сдавал его в аренду односельчанам. А уж если он у нас во дворе переночевал, то, значит, отец планирует вывозить сено из сада.

Как и ожидалось, на следующий день мы с отцом пошли за сеном. Отец умело показал, как погрузить на осла 8  - 10 тюков, как их надёжнее закрепить, рассказал, как со склона горы спускаться до родника, а сам, не дожидаясь нас, направился вниз, к роднику:

Ослик, кряхтя, осторожными шагами спускался по тропинке, я шёл рядом и на всякий случай придерживал тюки, хотя они и были крепко привязаны. Ослика я жалел и опекал, в доме он считался моим.

К полудню солнце уже палило нещадно. Хорошо, что внизу, у горы, был родник, утолявший своей прохладной влагой жажду всех живущих в селе. Я попил, умылся и устроился напротив отца, под тенью плакучего тальника, чтобы немного отдохнуть, надеясь, что наш трудяга тоже остановится попить из водоема, устроенного для домашних животных неподалёку. Однако осёл и не думал останавливаться. Я хотел было поторопиться вслед за ишаком, но отец,  удобно расположившийся в тени, у самой воды, спокойно сказал:

– Не торопись, Усик, отдохни, он никуда не денется, прямым ходом домой пойдёт и там  подождет нас, придём – и разгрузим.

Но я не послушался, отправился вслед за ишаком, чтобы побыстрее его разгрузить.

В следующий раз отец доверил мне перевозить сено самостоятельно, в одиночку. Самому ему нужно было идти на совхозную пасеку, где он работал пчеловодам.

– Грузи как минимум по шесть тюков, а лучше по восемь, – наставлял он меня. –. Когда закончишь работу, хорошенько его напои, а вечером у дома отпусти, пусть кормится.

Видя мою кислую физиономию, успокоил:

– Работа у тебя всего лишь на полдня. Завтра пойдёшь с друзьями купаться.

Путь до бахчи обычно был лёгким. Осёл как будто и не чувствовал моего веса, без труда нёс меня. На подъёме к гору я спускался с него, так как иначе он не хотел идти. По дороге ишак постоянно, то тут, то там, останавливался – попастись на траве, из реки или из родника воды попить. Хотел – стоял, хотел – шёл, хотел – кувыркался по земле, задрав ноги. Я не возражал и не торопил его...

А вот грузить, потом пешком возвращаться домой – никакого удовольствия. Грузить осла без отцовской помощи оказалось делом нелегким. Надо была сначала два тюка связать между собой, оставляя между ними небольшой зазор, потом их вместе поднять и положить ровно на спину ишака. Веревку пропустить под туловищем и подтягивать ногой, давя на живот. А потом на этих тюки то с одной, то с другой стороны, укладывать новые этажи тюков сена.

Каждый раз, в том момент, когда я, поднимая тюки, начинал грузить, осёл уходил от меня. По его морде, не отражавшей никаких эмоций, невозможно было понять, намеренно он это делает или случайно. Приходилось снова класть сено на землю, осла подтягивать к кучам и повторять погрузку.

Каждый раз, из-за жалости к ослу, а ещё из-за собственной лени, вместо восьми тюков я грузил четыре.

И хотя, казалось, осёл уже досыта нажевался травы и напился воды, на обратном пути он постоянно останавливался – поесть, попить в тени постоять. И совсем меня не слушался. Как бы крепко я узду не держал, он все равно уходил от меня с сеном на горбу. И ещё этот наглец умудрялся кувыркаться своим ослиным способом, так, чтобы почесать спину, при этом расслаблялись подтяжки и тюки выпадали из кузова.

Отец вечером сразу понял, что я даже и половины сена ещё не перевёз. Я давай оправдываться, что ишак упрямился.

А он начал наставление читать:

– Усик, сынок! Я тебе уже сколько раз говорил, чтобы ишак ещё не отбрыкался, не жалей его, нагрузи побольше, чтобы он еле ноги носил. Чем ишак голодней, чем больше нагружен, тем послушнее домой пойдёт.


.

Tags: притча, проза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Почему в Абхазии так плохо?

    Чтобы понять, что в самом деле в этом райском уголке дела очень плохо, всего то надо поближе подойти чуть не любому здании в этом стране, которая…

  • .... когда враг умный и разворотливый

    Президент Украины Зеленский: 1. Поддержка Турции в восстановлении нашего суверенитета и нашей территориальной целостности чрезвычайно важна для…

  • Посредничество с нулевым результатам

    Казалось, наконец было достигнуто соглашение возвращение армянских военнопленных и мирных граждан с Азербайджан. Самолёт вчера с генералом (глава…

  • Пазл карта Ханты -Мансийского округа (России)

    Получил от неизвестного посылку. С опаской открыл. В аккуратном подарочном коробке лежала детская игра собиралка. Подумал отправитель пошутил,…

  • Это Искандер или не Искандер?

    Нестыковка получается господа. Давайте разбираться!. Применяли армянские вооруженные силы Искандеры, если да, то куда они упали, какие…

  • Почему олени кружатся? - ответ

    Такое поведение, это инстинктивная форма защиты животных от хищных зверей (волков), считают зоологи и сами оленеводы. А истинная причина в другом.…

  • Медведь в лесу

    Этого медведя увидел на расстоянии до ста метров. Хотел делать ему фотосессию. Но 🐻 оказался очень пугливым, как увидел меня 🤥, сразу деру дал…

  • Почему Пашинян не уходить

    И это после унизительного поражения. И это при том, когда в Армении беспрецедентные нападки на него со стороны бывших властей, коррупционеров и…

  • Сенат Франции принял резолюцию о признании Арцаха

    За проголосовали 305 депутатов, при 1 против. Проект резолюции призывает правительство Франции признать Арцах. Проект документа осуждает военную…

promo markosyan_usik april 13, 2015 16:05 222
Buy for 20 tokens
Россия — великая страна, способная дать отпор любому внешнему врагу, что не раз доказывалось историей. Но мы сами себе умеем быть такими коварными врагами, что никакой внешний противник и не сравнится. Статья о том: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”, а на деле…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments

BestAnonymous

March 17 2021, 11:38:32 UTC 1 month ago

  • New comment
Жанр своего нового произведения автор определил как притчу.
Если учесть, что Владимир Даль толковал слово «притча» как «поучение в примере», с таким определением можно согласиться.
Этот короткий назидательный рассказ в заключает в себе нравственное поучение – мораль, и потому вполне может называться притчей.
В центре его – обычная бытовая картинка: мальчик помогает отцу с погрузкой сена, которое перевозит ишак. Отец не жалеет животное и загружает его максимально, при этом пресекает все его шалости. Мальчику же ослика жаль, он его особенно не нагружает, дает ему и порезвиться, и поесть лишний раз. В результате неблагодарный ослик выходит из-под контроля.
В чем же мораль сей притчи? Её формулирует отец в финале рассказа: «Чем ишак голодней, чем больше нагружен, тем послушнее домой пойдёт».
Этот совет, на первый взгляд, чисто практический, выводит на определённые обобщения.
Первое из них – аскетическое. Образ осла, сопоставление его со строптивым человеческим телом, сопротивляющимся духу и разуму, часто встречается в христианской святоотеческой литературе. Вывод ясен: тело нужно нагружать тяжелым трудом, держать в холоде и голоде, только тогда оно будет в подчинении у духа.
Можно здесь увидеть и историко-политический смысл: народ, живущий в голоде и непосильных трудах, будет покорным властям.
Что именно имел в виду автор, не берёмся решать. Притча на то и притча, что её можно применить к разным ситуациям.
Г. М.